I.S.L. (isl) wrote,
I.S.L.
isl

Categories:

последняя служебная записка Чичерина

Видел ссылку на нее года три-четыре назад в жж, сейчас снова попалась на глаза и решил ссылку сохранить у себя. Весьма замечательный документ, один из тех, знакомство с которыми может дать больше, чем прочтение десятка иных книг. Не столько в смысле знаний, сколько в смысле погружения в историю и пробуждения к ней интереса. Писалась она Чичериным в 1930-м году и является своего рода политическим завещанием. Чичерин видел своим преемником Куйбышева. Но наркомом иностранных дел был назначен Литвинов, и записка осталась неотправленной. Опубликована она вот здесь.

Несколько характерных, частью трагикомичных, выдержек:
"Сам я был политически настолько бессилен, что мое выступление в Политбюро в пользу какого-нибудь мнения бывало скорее основанием для обратного решения ("нереволюционно"). Не понимаю: если мне не доверяли, почему не хотели меня использовать на другой работе? Теперь уже поздно, я точно игрушка, сломанная неосторожным ребенком."

"Были прекрасные дежсеки, но соответственно нынешнему курсу хорошие были удалены, посадили безграмотных, абсолютно непригодных. Если старых не вернете - погибель. (По безграмотности дежсека секретнейшая бумага пошла в Главрыбу!!!)"

"Кроме шифровок, есть несколько категорий секретнейших и ультрасекретнейших документов; некоторые важнейшие, несомненно подлинные, другие вредные, ибо несомненно вздорные и обнаруживающие только безграмотность некоторых учреждений."

"Был хороший работник т. Безухов - конечно, кто-то куда-то его должен был удалить. Секретным архивом теперь заведует тот самый т. Черкасов, который в Китае удирал что есть мочи, с заряженным револьвером в кармане, а за ним гнался по пятам белогвардеец по улицам и нанес ему перочинным ножом свыше 20 ран. Человек глупости феноменальной."
"Вообще "рационализация" (нелепейшие измышления! у нас есть даже "комиссия по рационализации", коллекционирующая нелепости, чтобы отравлять существование работников НКИД) сильно способствовала превращению меня в развалину, так же, как чистки и сокращения. Я писал из Висбадена т. Сталину, что прошу на моей могиле написать: "Здесь лежит Чичерин, жертва сокращений и чисток". Чистка означает удаление хороших работников и замену их никуда не годными. Сокращение возможно там, где наши собственные дела: открыть вместо двух школ одну школу, вместо двух больниц одну больницу - это наши собственные дела. Но международные дела зависят не от нас, не ждут, не могут быть скинуты со счетов."

"В самом начале я, конечно, должен был смотреть за всем, чтобы секретари не наскандалили, а то, например, на конверте перспослу* писали "товарищу Мошаверолю". Старый вельможа уехал бы в Тегеран!"

"Особая статья - секретные приложения к договорам. Они хранятся только в кабинете наркома. Посмотрите их. Кстати, имейте в виду, что ультра-секретная нота 16 марта 1921 года, заключающая в себе заявление, что мы не будем мешать туркам занять Маку, относится только к тому моменту, на случай турецко-персидских военных действий, и не имеет силы на вечные времена. Если бы теперь началась турецко-персидская война, надо было бы всячески давить на турок, чтобы они не занимали Маку."

"Но еще хуже то, что с 1929 г. были открыты шлюзы для всякой демагогии и всякого хулиганства. Теперь работать не нужно, нужно "бороться на практике против правого уклона", т. е. море склоки, подсиживаний, доносов. Это ужасное ухудшение госаппарата особенно чувствительно у нас, где дела не ждут. Можно отсрочить открытие больниц и школ и пока заниматься борьбой на практике против правого уклона, но нельзя отсрочить международные дела. Демагогия в наших "общественных организациях" стала совсем нетерпимой. Осуществилась диктатура языкочешущих над работающими. Если Вы не раздавите эту демагогию, у Вас все станет. (Бюро ячейки явилось с резолюцией, в кот[орой] турецкая политика НКИД расценивалась, как правооппортунистический уклон!!! И Вы будете это терпеть?..)"

"Необычайная инертность секретарей видна из следующего маленького случая. Мою кошку (мое единственное развлечение) я никуда не выпускаю из моих комнат и всем говорю, что, если бы она выскочила, ее надо гнать обратно; а когда меня не было, она спокойно бегала по кабинетам, царапала мебель, а секретари относились к этому абсолютно пассивно; они сидели, ходили, на их глазах кошка портила мебель, но никто и не думал о том, что надо гнать ее обратно. Полная инертность!"

"Следующий "внутренний враг", понятно - ГПУ. При т. Дзержинском было лучше, но позднее руководители ГПУ были тем невыносимы, что были неискренни, лукавили, вечно пытались соврать, надуть нас, нарушить обещания, скрыть факты. Т. Литвинов участвовал в комиссии по соглашениям или борьбе с ГПУ, он знает, как у этой гидры вырастали все отрубленные головы - аресты иностранцев без согласования с нами вели к миллионам международных инцидентов, а иногда после многих лет оказывалось, что иностранца незаконно расстреляли (иностранцев нельзя казнить без суда), а нам ничего не было сообщено. ГПУ обращается с НКИД, как с классовым врагом."

"НКТорг является нашим внутренним врагом в Азии. Персия прикрывает Баку, Турция - вообще Кавказ; их можно было бы целиком политически купить послаблениями в торговле. Нет! Наши торгаши обдирают что есть мочи турецкий и персидский народы. Шумяцкий сделал всю Персию нашими врагами своим беспардонным хозяйничаньем, грабежом персов совместно с суперспекулянтами Бушери и Гайга. Все это возглавлялось Фрумкиным. Когда в Персии черводарам (погонщикам верблюдов) в месте отправления выдавался недовешенный или мокрый сахар, а в месте прибытия с них за это брали штраф, вообще всячески надували и обирали (это все установлено ревизионной комиссией), и они отказались на нас работать, торгпред т. Голдберг доносил: "Вследствие интриг Англии черводары отказываются на нас работать". Созданные Шумяцким "смешанные" (мнимо смешанные!) общества, насквозь пропитанные торгашеством и империалистическим отношением к персам, были главным орудием наших попыток экономического закабаления Персии и сослужили громадную службу Англии."

"Втискивание к нам сырого элемента, в особенности лишенного внешних культурных атрибутов (копанье пальцем в носу, харканье и плеванье на пол, на дорогие ковры, отсутствие опрятности и т. д.), крайне затрудняет не только дозарезу необходимое политически и экономически развитие новых связей, но даже сохранение существующих, без которых политика невозможна. Так же срывает завязывание и сохранение нами связей и вообще наше международное положение вся линия аппаратных циркуляров, линия преследования необходимых актов международной вежливости, как якобы эксцессов, линия громов и молний против фраков и смокингов и вообще против этикетных требований, - вся эта линия, делающая заграничную работу невозможной. В главнейших странах без соблюдения этикетных требований просто не пустят на официальные торжества, где наше государство должно занимать свое место, а о персональных связях и думать нечего. Какой-то нелепый синий котелок с глобусом будет только вызывать всеобщий смех и делать наших людей дураками и посмешищем."

"Чтобы удостовериться, что что-либо делается, надо лично разговаривать, проверять исполнение. Надо изредка проверять, например, функционирует ли организация на случай пожара, или все ли делается для борьбы с крысами и молью, уничтожающими документы."
Tags: выписки, документы, марсианское, ссылки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments