Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

owl

Сказка о народной мудрости

Сказка о народной мудрости

В купе первого класса сидели друг напротив друга две пожилые улитки. Одна неспешно вязала шарф – внучке одного знакомого ежика. Другая, повернув глаза к окну, наблюдала за неторопливыми сменами сельских пейзажей, идиллических даже в это унылое время года. Поезд только что отошел от станции и постепенно набирал ход.
- Как медлительны нынче эти паровозы! – сказала улитка, оторвавшись от созерцания заоконных видов. – Вот в наше время, паровозы летели стремглав, стоило только поманить пальцем! Помню, однажды, я обронила веер, так сразу пять курьерских кинулись его поднимать, и еще один маневровый… Такой милый мальчик! Грохоту было – на весь Манчестер, доложу я тебе. Они так смешно лбами столкнулись! Я тогда была фрейлиной при дворе, и королева очень смеялась, когда я ей рассказала. А в другой раз (это уже когда я была секретной посланницей в министерстве иностранных дел) я за два часа доехала из Ноттингемшира в Тамбов. Если не считать, конечно, той ужасной таможни в Белоострове. Вот как тогда паровозы ездили!
Collapse )
terijoki

"Конечно, если они этого пожелают"

В каталог:

"...Сохрани мою печальную историю...": Блокадный дневник Лены Мухиной. - СПб.: Азбука, Азбука-Аттикус, 2011.

Елена Мухина во время блокады была 14-летней школьницей. Записи дневника охватывают май 1941-го - май 1942 года (после этого она была эвакуирована). Вот несколько пространных выдержек, почти наугад, потому что процитировать можно было бы очень многое. Запись от 16 ноября 1941 года:
<...>Когда после войны опять наступит равновесие и мож­но будет все купить, я куплю кило черного хлеба, кило пряников, пол-литра хлопкового масла. Раскрошу хлеб и пряники, оболью обильно маслом и хорошенько все это разотру и перемешаю, потом возьму столовую ложку и буду наслаждаться, наемся до отвала. Потом мы с ма­мой напекем разных пирожков, с мясом, с картошкой, с капустой, с тертой морковью. И потом мы с мамой на­жарим картошки и будем кушать румяную, шипящую картошку прямо с огня. И мы будем кушать ушки со сметаной и пельмени, и макароны с томатом и с жаре­ным луком, и горячий белый, с хрустящей корочкой ба­тон, намазанный сливочным маслом, с колбасой или сы­ром, причем обязательно большой кусок колбасы, чтобы зубы так и утопали во всем этом при откусывании. Мы будем кушать с мамой рассыпчатую гречневую кашу с холодным молоком, а потом ту же кашу, поджаренную на сковородке с луком, блестящую от избытка масла. Мы, наконец, будем кушать горячие жирные блинчики с вареньем и пухлые, толстые оладьи. Боже мой, мы так будем кушать, что самим станет страшно.
Мы с Тамарой решили писать книгу о жизни в наше время советских ребят так 9-ого, 10-ого классов. О ми­молетных увлечениях и о первой любви, о дружбе. Во­обще написать такую книгу, которую мы хотели бы прочесть, но которой, к сожалению, не существует.<...>
Collapse )
guard

дачные типы середины XIX века

Несколько иллюстраций и отрывков из очерка И. Домоседова "Петербург заречный" ("Русский иллюстрированный альманах", 1858 г.), посвященному отдыху петербуржцев в ближайших пригородах столицы. Только речь пойдет не об отдыхающих, а о работающих.

"<...>Попечительный провиантмейстер Харитон между тем уже позаботился о вашем желудке, принес из Большой Морской целую корзину благ Цереры в виде брошек, сухарей, кексов и прочего; даже не забыл соленой подковки с анисом, о которой вы намекнули вчера по какому-то экспромту памяти".



Collapse )

Возможно, потом продолжу.
terijoki

Несознательный паровоз

Некоторое время назад мне показали один архив, находящийся в частном владении. Основу его составляет книга учета клиентов одного из престижных дореволюционных ателье Петербурга. Но книга интересна не фамилиями миллионеров вроде Ратькова-Рожнова и тем, какие костюмы они себе шили, а тем, как она использовалась после революции. В нее вписывал (или вклеивал) свой репертуар малоизвестный эстрадный артист, некто Костин-Иванов. Такое собрание злободневных песенок, сценок, частушек и т.п. 1920-х годов - и авторских (в т.ч. довольно известных авторов, и возможно, с неизвестными произведениями) и фольклорных. Владелец архива и рад был бы предоставить это историкам, только пока историков, желающих с этим связаться, не находится...

А ниже - один пример того, что в этой книге есть.

Т. Трауберг
Песенка английского паровоза

Я манчестерский локомотив. Прибыл к вам, Европу окружив.
Вызвал я восторг и меня Внешторг
Купил в пример для Эс-сэ-сэ-сэр.
В этой удивительной стране лестный был прием оказан мне
И теперь, друзья, мчусь по рельсам я
И свищу лишь один мотив. /Свисток/:

Collapse )
guard

ну и мы туда же

Отрывочные наблюдения.

...Барышня-менеджер (сапоги на шпильках, джинсы, недешевая шубка) сноровисто расчищает подходы к салону оптики.

...В автобус входят два дворника с лопатами. "А у нас снега нет," - говорит им кондуктор.

...В другой автобус, с трудом перебираясь телесами через снежный барьер, вваливается женщина, очень громким голосом сообщая, что она думает о снеге, автобусе, губернаторе и этих бездельниках.
- Я не молодой кузнечик, чтобы тут прыгать!
Какой-то старичок добродушно ей что-то говорит. Постепенно негодование из голоса улетучивается, но громкость голоса почти не снижается.
- Просто я человек моционный. У меня эмоции. А что громко, так это я в швейном цехе работала, там машины все время гудят, вот и привыкла. А так я - мышка-норушка вообще.

...Прохожие говорят работающим дворникам "спасибо".

...И устравают массовые фотосессии сугробам.

...Днем очищают Гончарную. Улица полностью заблокирована со стороны площади милицейскими машинами. Разумеется, водители узнают об этом только уперевшись заграждающих. Площадь превращается в свалку.

...Вечером на соседней стоянке происходит массовое откапывание автомобилей, люди орудуют лопатами как на строительстве Лужского рубежа.

...Мальчик с радостным визгом раз за разом ныряет в сугроб высотой в полтора его роста.

...В соседний дом зашел сумасшедший сугроб и стал ходить по квартирам, опрокидывая боками стулья и табуретки. Его прогнали сообща швабрами, и он удалился, обиженно похрюкивая, и слился с окрестным пейзажем.
terijoki

Ханко-Белоостров: история одного путешествия, окончание

Как уже говорилось, депортируемых поместили в специальный поезд, по тридцать человек в каждый вагон. Пресса сообщала, что в вагонах имеются скамьи, столы и постели. Так же в вагонах было по семь ящиков с армейскими рационами, которые включали тушенку, сахар и сухари. Пассажиры проводили время, «распевая революционные песни и гимны».

18 января поезд прибыл в Выборг с тем, чтобы дождаться членов Британской миссии помощи заключенным и на следующий день отправиться в Терийоки. Здесь стало известно, что со стороны большевиков уже 24 часа не слышно выстрелов, из чего был сделан вывод, что они получили приказ пропустить депортируемых на советскую территорию. Представители американского консульства решили не ехать к границе и покинули поезд, в котором из американцев оставались лишь корреспондент Ассошиэйтед Пресс и «еще один газетчик». Пассажиры продолжали развлекать себя революционным пением и чтением телеграмм, адресованных им еще на «Бьюфорд» и врученных здесь, в Выборге. В одной из этих телеграмм, подписанной приговоренным к двадцати годам тюрьмы Самуэлем Липманом — мужем Этель Бернштейн, одной из тех, кто был выслан на «советском ковчеге», говорилось: «Я отправляюсь в тюрьму в Атланте на двадцать лет за свое мнение об интервенции в Россию. Тебя депортируют в Россию за твое. Хотя время и расстояние разделяют нас, моя любовь найдет тебя и через океан».



Collapse )
terijoki

Петроградская сторона, 1974-й год.

Пленка датирована 8-м марта, но не уверен, что дата относится именно к этой части. Выкладываю в ужатом виде, но если кому-то захочется какие-то конкретные деали рассмотреть, то не трудно выложить их и в несколько увеличенном виде.

9. Дом с башнями, площадь Льва Толстого


Collapse )